Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Плоды страсти / Les fruits de la passion / The fruits of passion

 

Год выпуска: 1981
Страна: Япония-Франция
Жанр: Драма
Продолжительность: 01:19:23
Перевод: Субтитры
Русские субтитры: есть
Режиссер: Тераяма Судзи / Shuji Terayama
В ролях: Клаус Кински / Кинский / Klaus Kinski (настоящее имя - Nikolaus Karl Günther Nakszyński — Николаус Карл Гюнтер Накшиньски; 1926—1991),Изабель Ильер, Ариэль Домбаль, Питер, Такеси Вакамацу, Кейко Ниитака, Саеко Ямагути, Хитоми Такахаси, Миюки Оно, Кенити Накамура, Рендзи Исибаси, Жорж Вильсон, Мария Мерико.
 
Описание: Весьма любопытный фильм для любителей кино.
Эта совместная франко-японская продукция изначально была рискованным
опытом из-за несовместимости культурных традиций. В основу фильма положен роман
Полины Реаж (фр. Pauline Réage) "История О /Возвращение в Руасси"
Японскому культовому режиссёру Судзи Тераяма, используя первоклассный смешанный
актёрский состав, удалось создать киношедевр.
 
 

Страна: Франция, Япония
Студия: Argos Films, Jinriki Hikoki Sha
Продолжительность: 01:19:23
Перевод: Одноголосый закадровый (неопознан)
 
 
Описание: Сюрреалистические будни восточного публичного дома.
Экранизация романа Полин Риг "Возвращение в Руасси". Хорошая эротическая драма, нападобие "Эмманюэль" или "Истории О". Клаус Кински в роли уже немолодого плейбоя, который привозит свою юную любовницу в восточный бордель изучать науку любви. (Иванов М.)
 
 
 
  Пояркова Жанна: Рецензия на фильм "Плоды страсти"
Фильм основан на порнографическом романе Анны Декло "История О", который рассказывает о женщине, по желанию своего возлюбленного превращенной во всеобщую рабыню в замке Руаси. Текст представляет собой bdsm-порно в стиле облегченного де Сада, его можно обнаружить на многих bdsm-порталах. Интересна его история: Анна Декло — известная французская переводчица, переводившая Суинберна и Вирджинию Вульф, литературный критик, написала "Историю О", чтобы добиться внимания мужчины. За несколько лет до смерти она призналась в авторстве романа. Ее любовник заметил, что женщине никогда не написать известный эротический текст. Декло решила опровергнуть это заявление, что с успехом проделала — экранизировать "Историю О" хотел сам Клузо, книга имела большой коммерческий успех.
 


"Историю О" неоднократно экранизировали, но здесь она попала в нужные руки. Японец Тераяма Судзи, известный созданием ярких сюрреалистических образов, обработал романтическую историю насилуемой всеми подряд рабыни, которая находит в этом удовольствие, добавил туда рефлексии, истории и второстепенных персонажей (хозяйку борделя играет мужчина-японец), а на роль жесткого хозяина Стивена позвал... Клауса Кински, инфернального любимца Херцога. Претерпела изменения и основная линия — теперь О попадает в бордель по желанию Стивена, чтобы доказать, что, сколько бы мужчин через нее не проходило, ее любовь останется нетронутой. Исполнительница роли О выглядит сельской девочкой, что должно подчеркнуть контрасты. О обязана подчиняться правилам борделя, выполняя любые, самые извращенные желания мужчин, под присмотром седого Кински, который параллельно устраивает оргии с другими женщинами.

 


В руках Тераямы Судзи "История О" стала многозначительной историей взаимных испытаний, в которых боль превращается в удовольствие, а пытка усугубляет желание. Любое унижение становится декларацией взаимной зависимости, что возбуждает обоих. "Удовольствием можно поделиться, боль — только для Стивена и меня". Для дополнительной драматичности и некоторой меланхолии введен бедный азиатский паренек, который влюбляется в О. Пока она ждет своего бессердечного господина, он убивает себя, чтобы придти и овладеть загадочной француженкой, окруженной восточными красавицами. Впрочем, все это имеет малое значение в данной истории. Важнее японская доминатрикс, которая хлещет клиента плетью, в то время, как слезы стекают по ее лицу. В конце концов Стивен добивается того, что О находит что-то новое в другом человеке, но не испытывает от этого никакого удовлетворения. О же становится свободна, хотя ей привычнее бордель и угнетение.

 


Судзи даже несколько умерил свою фантазию, которую можно было бы пустить на экзотические эротические орудия, хотя сюжет значительно обогащен за счет остальных персонажей. Буквально переносит фильм на другой уровень Кински с его бешеным, жестоким лицом. Вместо вялых статистов в центре садомазохистской истории возникают личности. Они появляются, словно развешанные по стенам картины. В фильме встречаются довольно смешные моменты — вроде агрегата-лебедя, на котором О изображает птицу, пока ее трахает старый японец, но по сравнению с другой продукцией такого же рода "Плоды страсти" выглядят выигрышно.
 
 
Интересные факты
Доминик Ори (наст. имя Анна Декло) — известная французская переводчица, переводившая Суинберна и Вирджинию Вульф, литературный критик, написала "Историю О", чтобы добиться внимания мужчины. Ее любовник как-то заметил, что женщине никогда не написать известный эротический текст. Декло решила опровергнуть это заявление, что с успехом проделала — экранизировать "Историю О" хотел сам Клузо, книга имела большой коммерческий успех.

Автора долгое время знали под псевдонимом Полин Реаж. Доминик Ори всегда отрицала свое авторство, и лишь за четыре года до своей смерти в 1998 году призналась в нём.
Впервые роман был издан в 1954 году с предисловием члена Французской академии, писателя и литературного критика Жана Полана.

Роману присвоен французский литературный приз «Deux Magots».
Роман "История О" так же экранизировал в 1975г. Жюст Жакен, автор знаменитой экранизации "Эммануэль" по роману Эммануэль Арсан.
 
 
 
cyberlaw

Вселенные Сюдзи Тераяма: страсть

Основная проблема большинства философов — неимоверное непонимание своей аудитории. Кант, Бергсон, Хабермас — они общались с интеллектуалами используя весьма сложный язык терминов. То же самое и с режиссерами. Предлагая собственные «модели Вселенной» многие из них не волновались о том, интересно ли будет смотреть их кино. Так было с Тарковским, Антониони и поначалу с Тераямой.

 



Но вот в «Плодах страсти» все свелось к идеалу. Тераяма предлагает интересный формат повествования приглашая всех окунуться в атмосферу Гонконга 20-х годов. А там ведь особых вариантов нет — все дороги ведут в бордель. Визуальная составляющая фильма, музыка, игра актеров — все говорит о том, что перед нами совсем не заурядная эротическая драма, и даже не минималистический эксперимент, типа «Последнего танго в Париже». Перед нами изысканная, пронизанная эротическими подробностями и романтическими переживаниями трагедия о тяготах взросления и постижении мира. А можно ли постигнуть мир, без потерь и горечи утраты, секса и вожделения, любви?

Много писать не стану. Я ставлю эту картину на порядок выше безусловного шедевра «Последнего танго» и многих других авторских картин. В ее энергетике есть что-то правдивое. Возможно причина в демоноподобном Клаусе Кински, а возможно в силу такой земной сексуальности Изабель Ийе.
Поэтично. Реально. Возвышенно. Эротично.
10 из 10

Xaverius

История О. любви и нирване

Через несколько лет после эротической экранизации Жюстом Жакеном «Истории О.» с Удо Киром в роли Рене, Шуджи Тераяма, изменив сценарий, перенес юную О. в Гонконг двадцатых годов, а сэра Стивена сыграл стареющий вампир Клаус Кински. Сэр Стивен у Тераямы — единственный любимый О. мужчина, Рене исчез. История не стала благопристойнее, даже приобрела более скандальные оттенки, однако назвать фильм «Плоды страсти» эротическим довольно трудно, скорее это мрачная психологическая драма, где зеркала, цепи и плети могут раздразнить чувственность только очень причудливо испорченного человека: скоромные моменты, отдающие печальным фарсом, больше провоцируют отвращение, насмешку или гнетущую жалость.

Одна из центральных идей мистицизма — идея разрушения собственного «я». В христианстве она выражена в принципе «Чем меньше тварного, тем больше Творца», в изуверских гностических ересях — своеобразным экзорцизмом, предающим утехам и унижениям свою чужеродную плоть во имя освобождения духа от грехов, обладающих якобы телесной природой. В восточной мистике главную роль играет избавление от иллюзорного «эго», с его, соответственно, эгоизмом.

Разбитое зеркало, разорванная паутина на ветру, водоросли, покорно зыблемые водой, фотография, прошитая нитью, девушка, распятая на зеркале, в котором отражается ее любовник, символизируют мистическую идею, привнесенную японским режиссером в скандальную сказку Доминик Ори: сэр Стивен отправляет свою любовницу в гонконгский бордель не столько для того, чтобы проверить прочность ее чувства, сколько для того, чтобы О. могла всецело отрешиться от своей воли, преодолев границы между собой и Стивеном, стать частью Стивена. На этот мотив телесной неполноты Тераяма намекает, показывая сначала одного из клиентов О. одноруким, а другого, Огаку, — с искалеченной рукой.

  

Тот же мотив обыгрывают и хитроумные приспособления для экстравагантной «любви». Поэтому и роль хозяйки борделя поручена трансвеститу, в котором мужское по-восточному дополнено противоположным женским, инь соседствует с янь. И сам сэр Стивен подвергается испытанию, что легким штрихом запечатлено в имени его жены, очаровательной Натали в исполнении Ариэль Домбаль: это имя от того же слова natus, что и Рене, «возрожденный».

  
Поворотным блоком становится жалость, испытанная О. по отношению к юноше Огаку, искавшему ее благосклонности. Однако такой извив сюжета двусмысленен: он как будто говорит о невозможности для западного человека отказаться от своего «я», в то время как гонконгские повстанцы и нищий никчемный сброд, спящий на полу в трактире, совершают это с вызывающей легкостью; но то, что проститутки узнают своих отцов в сэре Стивене или случайном клиенте, подкрепляет мысль о сострадании, верховной добродетели буддизма, противостоящей себялюбию и преодолевающей иллюзорную разницу между индивидуумами.

Дело тогда вовсе не в сердечном предпочтении, оказанном О. более молодому любовнику, а в том, что О. исчерпывает «дурную карму» не одного сэра Стивена, потому что сотериологическая мистерия не ограничена личной страстью — и, значит, освобождение от ненавистного «я» совершается.
 


Но кажется, что и это кажется. Ведь бордель в интерпретации Тераямы — это игровое пространство, играют в его укромных комнатах мужчины, но играют и женщины — одна из проституток воображает себя актрисой и убеждает клиента имитировать съемки жестокой мелодрамы. Флэшбеки, эмблематические видения и интерьеры, где человеческие фигуры нарисованы на декорациях, разрушают плотность мира, а фантазии, вроде рояля, играющего под водой, вторгаются в реальность, подтверждая ее эфемерность.

По сути, происходит деконструкция сотканной из грез истории О., возвращение в полутемную и не подчиненную стабильному порядку «материю» сна. Действия повстанцев странно похожи на пантомиму, замкнутую на сценических площадках, мимо которых проходит Гадалка, раздающая кусочки судьбы, деревянный хлам сансары, встречаясь со своим двойником — Смертью, уже не метафизическою. Которая и предстает радикальным искуплением, опустошая для жертвы закрома тяготеющей кармы своим насильственным приходом.
8 из 10

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

стр 1  стр 2

Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019uCoz